greenmusik
пришли люди. говорят, нашли моего мужа. теперь надо искать работу.
Название: Продолжение перевода «So what do I do with this?» (6,7,8 части)
Переводчик: greenmusik
Бета: Salem Saberhagen
Оригинал: So what do I do with this? by Captain_Mercurian, разрешение на перевод получено с запасом
Размер: миди, 8721 слово в оригинале
Пейринг/Персонажи: Криденс/Ньют, нюхлер, Дугал, Джейкоб, Куини
Категория: джен, слэш, гет
Жанр: драма, юмор, ангст, флафф, приключения
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: нюхлота и страдашки
Краткое содержание: Криденс наконец-то узнал имя таинственного незнакомца и теперь хочет узнать ближе его самого. И его мир.
Примечание: переведено для читателей команды фантастических тварей (зфб 2017)
Размещение: ссылкой сюда или на ao3, как только она тут появится.


Никто не хотел оставаться

Эти неловкие придурки не знают, что теперь делать.
Ньют не очень хорошо ладит с людьми. Криденс вроде как счастлив.
У Ньюта на удивление обычная кухня. Но его волшебная улыбка это искупает.
Ньют одинок.



Ньют Скамандер.

Дома Криденс целыми днями представлял, какое у него может быть имя, но так и не запомнил ни одного из возможных, появившихся и исчезнувших из его мыслей. Впрочем, никакое другое имя теперь не имело бы смысла. Было что-то правильное в том, как это звучало. «Ньют Скамандер» было неимоверно точным, идеально подходящим к стоящему перед ним яркому мужчине.

Незнакомец… Нет, он больше не был незнакомцем. Ньют Скамандер, мистер Скамандер, всё ещё ждал, пока Криденс пожмёт протянутую ему руку.

Он не знал точно, как долго они стояли так, но явно достаточно долго для того, чтобы почувствовать себя очень неловко, когда он наконец дотронулся до этой руки и пожал её. Длинные, тёплые пальцы нежно сжали его в ответ, и Криденс почувствовал, что его ноги в очередной раз становятся как мягкое масло. Он неосознанно наклонился вперёд, всё ещё не отнимая дрожащей руки. Где-то глубоко внутри он понимал и даже соглашался с тем, что не должен чувствовать подобного в отношении мистера Скамандера. От его прикосновений сердце не должно заходиться в галопе, а по коже не должно разливаться покалывающее тепло. Криденс не хотел думать об этом, но и разрушить этот замечательный момент, который длился уже непростительно долго, ему тоже не хотелось.

— Криденс, — услышал он собственный голос, хотя не помнил, чтобы открывал рот. — Криденс Бэрбоун.

Мистер Скамандер улыбнулся, явно нервничая, как будто он тоже не знал, что делать дальше. Даже в мечтах Криденс не заходил так далеко, но несмотря на то, что когда-то он считал, что узнать имя ему будет более чем достаточно для того, чтобы стать счастливым, он чувствовал, что теперь жаждет чего-то ещё. Честно говоря, на самом деле он не знал, что именно «ещё», но тем не менее. Тихое покашливание заставило его вздрогнуть и заметить, что мистер Скамандер стоит совершенно неподвижно, ожидая пока Криденс отпустит его руку. Часть его не хотела этого делать, но он знал, что он должен, если не хочет смутить мужчину ещё сильнее. Собственные пальцы, когда он заставил себя отлепить их от тёплой шершавой кожи, ощущались холодными и жёсткими, и он немедленно сжал их в кулак, словно пытаясь удержать томительное покалывание.

— Так, э-э, — чуть натянуто и самую малость громковато начал мистер Скамандер. — Держу пари, ты голоден, так что… Почему бы нам не пойти и не раздобыть какой-нибудь еды? Пожалуй, я бы тоже выпил чашечку чая, в конце концов прошедший день был богат событиями… Много беготни, сражений и… А ещё твоему телу нужно немного дополнительной энергии после всех этих лечебных чар.

Лечебные чары. До этой самой секунды Криденс не обращал внимания, но теперь стало невозможно не заметить — его раны затянулись. Не исчезли совсем — Криденс всё ещё чувствовал тупую боль с каждым вздохом — но, кажется, свежие рубцы ощущались теперь как вполне терпимые ушибы.

Не дожидаясь ответа, мистер Скамандер ушёл в лес, всё так же баюкая нюхлера и не оглядываясь. Криденс на секунду заколебался, остро сознавая, что он всё ещё в пижаме и босой, но всё равно решился последовать за ним. Трава под ногами была мягкой, хотя он и поморщился, случайно наступив на незамеченную ветку или камень. Было странно идти по траве, но Криденс нашёл, что ему это скорее нравится. Нравится ощущать обнажённой кожей влажную траву, нравится запах леса. Никогда в жизни он не был в лесу, только изредка читал о нём в книгах. Тайно добытых, поскольку мать полагала, что любая книга, кроме Библии, — инструмент дьявола и написана, чтобы соблазнять даже самых верных последователей Его. Книги сеяли «нечестивые мысли» в головах людей и прославляли худшие пороки; развращение, замаскированное под образование.

— Я не держу здесь внизу мяса, — сказал мистер Скамандер, когда они достигли чего-то вроде открытой кухни посреди леса, ничем не отгороженной, кроме единственной дощатой стены и навеса. — Честно говоря, я вообще не ем мяса. Надеюсь, это не очень важно?

При этом он обернулся к Криденсу, и тому потребовалось некоторое время, чтобы понять, что ему стоит ответить. Он кивнул, затем, поняв свою ошибку, быстро помотал головой и, просто, чтобы убедиться, что его поняли верно, выдавил: «М-мне не в-важно», и был награждён мелькнувшей улыбкой, заставившей его сердце трепетать, пока они входили в маленькую кухню.

— Не стесняйся, присаживайся, а я пока уложу малыша.

Кивнув, Криденс подошёл к небольшому деревянному столу, который вряд ли был предназначен для двоих, и также заметил, что рядом стоит только один стул. Эта незначительная деталь так сильно задела Криденса, что он повернулся, чтобы проводить взглядом исчезающего за деревом колдуна. Если это дом мистера Скамандера (а кажется, что так и есть, ведь разве в книгах колдуны не всегда живут в лесу?), то он, должно быть, очень одинок.

Очень-очень одинок.

Поколебавшись, он всё же сел и понял, что беспокоится за мистера Скамандера, которому теперь не достанется стула. Обдумывая, не лучше ли ему подняться, чтобы тому было, куда сесть, Криденс заметил, что прямо перед ним, у той самой единственной стены, находится газовая плита. Что-то, наверное, неожиданная заурядность этого, сильно удивила его, и он заморгал, не веря своим глазам. Там же был небольшой кухонный шкаф и раковина, возле которой кучей громоздилась грязная посуда.

Это выглядело очень обычным. Очень… по-человечески.

Когда мистер Скамандер вернулся, Криденс уже вымыл половину посуды, засучив рукава и сохраняя на лице сосредоточенное выражение. Удивленный смех заставил его вздрогнуть и едва не выпустить кружку, которую он держал в руках и медленно повернуться к колдуну.

— Тебе не… Не стоило. Было бы быстрее просто… — Тот запнулся. — Дыхание каппы! Прошу прощения, я успел забыть. В смысле, что ты не очень любишь магию. — Криденс открыл было рот, готовый, наконец, объяснить, что это не так, но… — Могу я помочь?

Запланированное объяснение застряло у него в горле, когда мистер Скамандер в один шаг оказался рядом, ухватил кухонное полотенце и осторожно вынул мокрую кружку из его рук. Криденс стоял, застыв на месте, и, пока тот с довольным выражением на лице вытирал кружку, разглядывал его профиль. Солнце освещало его, выявляя настоящую длину ресниц, заставляя красноватые пряди волос вспыхивать языками пламени и превращая абсолютно белую рубашку в ослепительное ангельское одеяние.

Криденс снова забыл как дышать.

— Я сделаю овощной суп, если хочешь, — внезапно предложил мистер Скамандер, повернувшись к нему. На секунду их глаза встретились, и Криденс вздрогнул, сразу отводя взгляд, определяя, достаточно ли уже чиста посуда. Кивнув, он вернулся к одинокому стулу и сел, надеясь, что его щёки выглядят менее красными, чем ощущается стыдный жар, обжигающий лицо и шею.

Если мистер Скамандер и заметил, то никак не прокомментировал это. Овощи он помыл и порубил вручную, и если бы ноги Криденса меньше дрожали, он предложил бы свою помощь. (Но честно говоря, он ничего не знал о приготовлении пищи, так как Ма не допускала в кухню никогда и никого, и особенно — его.)

Глядя как мистер Скамандер бросает овощи в кастрюлю, Криденс не смог сдержаться.

— Вы варите не в котле.

Колдун замер, а затем мелко задрожал плечами, и Криденс почувствовал приближающуюся панику: что, если он его расстроил? Если допустил грубость? Поднявшись, он рефлекторно потянулся, чтобы снять отсутствующий ремень, и тут мистер Скамандер повернулся в его сторону, и он…

Смеялся.

Это был очень странный смех — колдун неровно странно дышал и хрюкал, отчего у Криденса полностью отключились мозги. Он даже пожалел, что сел обратно, размышляя, появились ли снова те морщинки, когда мужчина прокашлялся, пытаясь вернуть себе серьёзность. К сожалению, ему это довольно быстро удалось.

— Мне ужасно жаль, — усмехнулся тот, до сих пор неровно дыша, но хотя бы больше не хрюкая, и снова отвернулся от него. — Я не должен был смеяться, в конце концов, кто-кто и впрямь до сих пор пользуется на кухне котлами. Просто… Ух, из всех вопросов, которые я ожидал услышать от тебя, этот был определённо самым… мирским.

Лицо Криденса снова вспыхнуло, и он забормотал было что-то, но подумал, что лучше просто выкинуть это из головы до того, как окончательно запутается. Мнение этого мужчины о нём и без того достаточно невысокое, не стоит ухудшать его. Поэтому он заткнулся и просто сидел, зажав ладони между коленей и наблюдая, как мистер Скамандер бросает в кастрюлю оставшиеся кусочки овощей, а затем ещё что-то, должно было, специи и соль. По крайней мере, это выглядело как соль.

Он не понимал, что плачет, пока слеза не упала на его дрожащую руку. Смущенный, он поспешил вытереть слезы и попробовал понять, почему он вообще заплакал. Не было никаких причин для слёз — не было ни боли, ни страха, ни печали, преследующих его… Сидя здесь в пижаме и глядя, как этот яркий ласковый мужчина, мистер Скамандер, готовит для него овощной суп, Криденс чувствовал себя счастливее, чем когда-либо за всю свою жизнь. Он не понимал, что от радости тоже можно плакать.

Затем он заметил, что дрожит всем телом, несмотря на то, что не чувствует холода, а его грудь будто готова в любую секунду взорваться, несмотря на то, что мрак не взывал к нему изнутри. Это был самым странным, если не тревожным, и Криденс постарался ничем не выдать колдуну своё внутреннее смятение, когда тот налил суп в две чистые миски, подхватил ложки и снова повернулся к нему.

— Предупреждаю, я не лучший повар, — он усмехнулся, передавая Криденсу чашу и ложку. Тот уже собирался встать и предложить ему место, которое он так поспешно занял, когда мистер Скамандер снова вытащил палочку из-за пояса и направил её на торчащий неподалёку пень. И вдруг остановился.

— Э-э, ты не…

— Я не против, — успокоил его Криденс, поняв, что тот снова собирается просить у него разрешение, чтобы колдовать, а всё потому что он до сих пор не объяснил ему, что и сам колдун. Мистер Скамандер одарил его улыбкой (которая сама по себе была довольно волшебной), а затем сделал палочкой выпад, указывая на пень. В этот раз не было никаких странных слов, только красный луч света, и Криденс ахнул, когда пень начал расти и изгибаться, пока не превратился в деревянный стул. Одобрительно хмыкнув, мистер Скамандер зажал палочку между зубами и пошёл его забирать. Но стул и не шелохнулся, когда он его потянул.
— Мерлиновы кружевные под… — пробормотал мистер Скамандер приглушённо, поскольку палочка всё ещё была у него во рту, и снова потянул стул. — Прошу прощения за выражения… Просто… Это заклятье мне никогда толком не удаётся. Вечно что-то идёт не так.

Заинтересовавшись, Криденс уже почти спросил, что именно пошло не так и как магия вообще может пойти не так, когда ножки стула сломались и мистер Скамандер попятился назад, чуть не упав. Когда он снова обрёл равновесие и повернулся к Криденсу, его щёки были красными, а на лице было написано смущение.

— Я, ох, я забыл, — пробормотал он, вернувшись к столу и поставив стул на пол. — Забыл сначала его выкорчевать.

Ох!

Всё же вынув палочку изо рта, он снова ей взмахнул. Стул сам собой отремонтировался, и мистер Скамандер смог, наконец, сесть.

— Я, должно быть, произвожу то ещё впечатление, — усмехнулся он, снова избегая встречаться с Криденсом взглядом, и в его тоне проскользнули самоуничижительные нотки. Почему-то от этого странно и незнакомо заболело в груди.

— Меня вы впечатляете, — пробормотал Криденс, сжимая ложку в руке так сильно, что побелели костяшки пальцев. Взгляд мистера Скамандер метнулся вверх и Криденс чуть не вздрогнул, краснея сверху вниз по самую грудь, когда их глаза внезапно встретились. — С-сэр, — быстро добавил он, а затем сделал вид, что суп его интересует гораздо больше. Между ними повисла тишина, поскольку ни один не знал, что сказать, и они оба просто принялись за суп. Тот оказался очень вкусным, хотя, Криденс не знал, было ли это благодаря умению мистера Скамандера готовить, или из-за того, что он вот уже целый день не ел ни крошки. Тем не менее, мать всегда готовила скупо, не используя ничего для улучшения вкуса, даже соль, потому что хорошие религиозные люди должны жить так смиренно, как только возможно, отказывая себе в малейшей роскоши, включая хорошую еду.

Некоторое время не было слышно ничего, кроме звука стучащих о миски ложек и случайных хлюпов, а потом мистер Скамандера снова заговорил.

— Послушай, Криденс, — сказал он, и что-то в его тоне заставило того тревожно напрячься. — Нам нужно обсудить, что будет дальше.

Дальше. Конечно. Это было важной темой для обсуждения, и Криденс знал это, а ещё он боялся того, что может услышать. Большую часть времени он избегал думать о «дальше», о том, что может принести будущее. Он боялся этого «дальше».

— Мне будет неуютно, если я отпущу тебя без какого-либо плана, что ты будешь делать дальше.

Ох. О нет. Нет-нет-нет… Мистер Скамандер хотел, чтобы он покинул заколдованный лес. Конечно, он хотел, чтобы Криденс ушёл из этого прекрасного места. Да он в любом случае не заслуживает находиться здесь. Тупица-тупица-тупица

Мистер Скамандер всё ещё что-то говорил, но Криденс не мог заставить себя его слушать, каждое слово было подобно удару ножа в грудь: «… понадобится место, чтобы жить, какая-то работа. Хотя, может быть, стоит рассмотреть возможность вообще покинуть Нью-Йорк. Мне не нравится мысль о том, что она будет где-то неподалёку от тебя, так что…»

Он замолчал.

Не поднимая головы, Криденс продолжал смотреть в чашу, которую крепко сжимал в руках. Как ни старался, он не мог заставить себя взглянуть на колдуна, на его веснушки и тёплые глаза, не заплакав при этом от ужасного, сокрушительного чувства потери. Ему следовало ожидать этого, и никто, кроме него, не виноват в том, что он позволил себе забыться.

— Криденс, — произнёс мужчина удивительно нежным голосом, но он лишь покачал головой. — Прости меня. Я не хотел тебя расстраивать. Я просто… Я думал, что тебе захочется как можно быстрее уйти от меня.

— Я не хочу уходить.

Слова вырвались раньше, чем Криденс хотя бы понял, что открыл рот, а затем он поднялся из-за стола и бросился мистеру Скамандеру в ноги. При этом колдун отшатнулся, едва не упав со стула, когда Криденс опустил голову и молитвенно сложил руки.

— Пожалуйста, — попросил он с явным отчаянием в голосе, опускаясь перед ним на колени и дрожа всем телом. — Пожалуйста, не заставляйте меня уходить! Я-я сделаю всё, что вы хотите, сэр, только, пожалуйста… Пожалуйста, не выгоняйте меня…

Повисла долгая пауза, а затем колдун встал со стула, отодвинул его в сторону и опустился на колени перед Криденсом. Тёплые загорелые веснушчатые руки обняли дрожащие ладони Криденса, и он ощутил взгляд, пытающийся встретиться с его, но не мог заставить себя посмотреть вверх. Его тело будто полностью застыло.

— Я не гоню тебя, — прошептал мистер Скамандер, успокаивающе поглаживая кожу пальцами. — Я не гоню тебя, Криденс. Я лишь… Я не думал, что ты захочешь остаться. — Он помолчал. — Раньше никто не желал остаться.

Криденс подумал о единственном стуле возле стола. О том, насколько одиноким это выглядело. Вспомнил «Я не умею общаться с людьми», а затем осмелился медленно поднять голову.

— Я хочу остаться.


Бросили — плыви!

Криденс отправляется исследовать чемодан и кормит нюхлера. Дугал невидим.
Ньют во что-то ввязался, и Криденс не знает, что делать.
Восемнадцать панических приступов, три почти смертельных исхода.
Несчастный Криденс сходит с ума. Джейкобу тоже не очень хорошо.



Мать всегда говорила ему, что ведьмы живут в лесу. Это была просто понять, так что Криденс не удивился, что мистер Скамандер, будучи колдуном, действительно жил в лесу.

О чём мать не говорила ему, так это о том, что упомянутый лес может находиться внутри чемодана.

Он не знал, сколько раз поднимался и спускался по странной лесенке, ведущей во внешний мир — он перестал считать где-то после шестого, — и всё ещё не мог до конца поверить в реальность происходящего. Мистер Скамандер очень терпеливо ждал, пока Криденс примет тот факт, что они действительно находятся внутри чемодана, как и всё остальное, и продолжал подливать чаю. Один раз Криденс даже приподнял чемодан, проверяя, нет ли под ним дырки в полу гостиничного номера, и заметил, что гравитация внутри чемодана не меняется, под каким бы углом он его ни держал. Это было невероятно захватывающе, и он рассказал об этом мистеру Скамандеру, когда в следующий раз сбежал вниз по ступеням. Тот дождался его разрешающего кивка и немедленно запер чемодан изнутри.

Нет. Он всё ещё не мог до конца поверить.

— Ты можешь колдовать почти как угодно, пока тут есть место и пока можешь удержать это внутри, — объяснил мистер Скамандер, вкладывая чашку с чаем в руки Криденсу, который все еще дрожал от удивления и волнения. Лес! В чемодане!

— Э-э, ну, не в смысле ты как «ты»… То есть, волшебники могут. Магглы… Магглы, ну… Им и без этого неплохо.

Криденс поднял голову, озадаченный странными терминами.

— Волшебники? — повторил он и моргнул. — Магглы?

Прислонившись к деревянному столу, на котором стояло множество странных баночек и пузырьков, мистер Скамандер усмехнулся и сделал глоток из своей чашки.

— Ах, да, ты называешь меня колдуном. Это правда, что женщин называют ведьмами и колдуньями, но мужчины — волшебники, понимаешь? — Он глотнул ещё чая и улыбнулся Криденсу, и тот быстро закивал, всё ещё находясь под впечатлением от чемодана. — «Магглы» — это люди, как ты. Обычные люди. Без всей этой волшебной чепухи.

Он взмахнул рукой, изображая движения палочкой, и Криденс тихо фыркнул — это было забавно. Затем его с силой несущегося поезда ударило мыслью — вот он, нужный момент! Прекрасный момент рассказать мистеру Скамандеру, что он сам тоже кол… волшебник. Он знал, что, если не сказать сейчас, то потом чем дальше, тем труднее будет признаться.

— М-мистер Скамандер, — робко начал он, и чашка в его руке определённо дрожала. — Я… Я должен сказать вам, ч…

Громкий стук эхом прокатился внутри чемодана.

Они оба замерли, и их взгляды встретились. Криденс смотрел вопросительно, мистер Скамандер — озабоченно, даже немного разочарованно. Затем последовал еще один стук, и мистер Скамандер на мгновение прикрыл глаза, отставляя чашку.

— Полагаю, мне придётся сходить и проверить, кто там, — сказал он нарочито весело и уставился на Криденса, как будто ожидая его реплики. Но тот, не понимая, что происходит, ничего не сказал, просто отошел от лестницы, чтобы освободить дорогу. Затем мистер Скамандер улыбнулся ему, порылся в штанах и выложил на стол маленькую книжицу. — Я мигом вернусь, — пообещал он и поднялся по лестнице. Криденс следил за ним, пока чемодан не захлопнулся, а потом сел прямо на пол, дожидаясь его возвращения.

Сверху доносились приглушенные голоса, порой грубые и суровые, но голос мистера Скамандера оставался спокоен. У Криденса мелькнула мысль подняться по лестнице, чтобы лучше слышать их, но не хотел вмешиваться ни в чью личную жизнь. Мать ненавидела, когда он вынюхивал, и ему не хотелось злить волшебника и давать тому повод отменить обещание позволить ему остаться.

И тут раздался очень странный звук, будто громко всосали воздух… И наступила тишина.

Страх сжал сердце Криденса холодными руками, и он медленно поднялся на дрожащих ногах, часто дыша.

— Мистер Скамандер? — робко пропищал он, взбираясь по лестнице и аккуратно открывая крышку.

Гостиничный номер был пуст.

* * *


Криденс паниковал. Прошло несколько часов с тех пор, как мистер Скамандер оставил чемодан, и всё ещё не было никаких признаков его возвращения. Криденс едва понял концепцию чемодана, а теперь его, не знающего, что делать и куда идти, бросили в заколдованном лесу. Часть его хотела побродить вокруг, чтобы успокоить нервы и перестать ёрзать, но другая его часть боялась того, с чем он может здесь столкнуться. Это же дом волшебника. Кто знает, какие монстры могут скрываться здесь? Он вспомнил нюхлера, казавшегося достаточно мирным, но с другой стороны Гумберт… Как там сказал мистер Скамандер? Безвредный, если не провоцировать? Что он имел в виду под «провоцировать»?

Он в восемнадцатый раз за последние десять минут поднялся взглянуть на номер. Мистер Скамандер сунул чемодан под кровать, как будто хотел спрятать от кого-то, но помимо этого этого ничего не изменилось, всё было так же, как когда Криденс бегал туда-сюда, пытаясь понять.

Не мог же мистер Скамандер оставить его совсем одного в заколдованном лесу, о котором Криденс ничего не знал, не так ли? Кто были те люди? Они заставили его уйти с ними? Похитили его? Не то, чтобы Криденс думал, что для похищений бывает какое-то особое время или место, но почему именно сейчас? Что им стоило подождать, пока мистер Скамандер не объяснит ему какие-нибудь факты о магическом мире?!. Может, это какая-то волшебная мафия, склонная похищать людей из гостиничных номеров, и тогда Криденсу нужна хоть какая-то подсказка, где искать мистера Скамандера.

Где они его мучают? Они приходили убить его? Он уже мёртв?!

От одной только мысли об этом у Криденса перехватило дыхание, и стало трудно не поддаться отчаянию, мраку, свернувшемуся внутри него. Он не знал, что эта сила может сделать с чемоданом, но точно не хотел что-то разрушить здесь, не говоря уже о том, чтобы навредить нюхлеру или Гумберту, как бы эта сиреневая змея его ни пугала.

Кстати, а где они? Что будет с ними, если мистер Скамандер не вернётся? Он не знал, предоставлял ли лес сам по себе все необходимое, или волшебник заботился о них собственноручно. Что если они умрут с голода?

Дыхание Криденса снова ускорилось, и ему пришлось ударить себя, чтобы заставить вернуться к настоящему и не поддаваться панике, рискуя быть захваченным мраком. Ему нужна холодная голова, ясные мысли и план действий. Прежде всего нужно узнать, в порядке ли животные, и сколько их тут ещё живёт. Во-вторых, надо выяснить, что случилось с мистером Скамандером и спасти его, если понадобится. В конце концов, этому мужчине достало желания спасти его, так что будет правильно вернуть услугу.

Если и была более глубокая, более личная причина желать спасти мистера Скамандера, Криденс не хотел размышлять об этом сейчас.

Решив, что не стоит тратить оставшуюся часть вечности, топчась на месте, он как раз собирался выйти в лес, когда что-то попалось ему на глаза. Прежде чем волшебник вышел из чемодана, он выложил на стол книгу. И, если судить по короткой встрече их взглядов, убедился, в том, что Криденс видел это. Он осторожно потянулся к маленькой потрёпанной книжке, подобрал её и открыл.

Дорогой незнакомец,
Если я дал вам эту книгу или поместил её там, где вы или кто угодно может её найти, значит, я либо временно недоступен, либо нахожусь в опасности, либо мёртв. Независимо от того, временно моё отсутствие или постоянно, в этой книге вы найдёте исчерпывающие инструкции, что делать с моими существами в любой ситуации.
Если я передал книгу лично в руки, значит, я полностью доверяю вам. Если нет, я всё же надеюсь, что вы сделаете все возможное, дабы убедиться, что мои инструкции соблюдены. В случае, если вы сами не в состоянии заботиться о моих животных, я прошу отправить этот чемодан вместе с этой книгой Альбусу Дамблдору. Его адрес указан на обратной стороне страницы.
Я прошу вас проследить за тем, что мои животные в безопасности и о них заботятся.
С наилучшими пожеланиями,
Ньютон Скамандер.


С каждым прочитанным словом кровь всё сильнее отливала от лица Криденса, и он осознал, что снова находится на краю паники. Переворачивая трясущимися руками страницы, он находил рисунки самых странных животных, каких в жизни и вообразить не смог бы, сопровождаемые инструкциями — как безопасно подходить к ним, мыть их и как готовить им еду…

Дыша так глубоко и медленно, как только было возможно в его состоянии, Криденс пытался оставаться спокойным и уравновешенным. Мистер Скамандер оставил эту книгу ему.

— Это значит, что он мне полностью доверяет, — тихо прошептал он и почувствовал, что глаза жжёт, а зрение размылось от подступивших слёз. Он разрешил себе единственный всхлип перед тем, как с силой потереть глаза, и снова сосредоточился на книге. Ни у него, ни у животных, не говоря уже о мистере Скамандере, не было времени на эти глупые эмоциональные срывы.

Ранее он нашёл заложенную между четвёртой и пятой страницами карту, на которой было обозначено, где какие животные находятся, и теперь незамедлительно направился к красной точке, помеченной «Нора Нюхлера».

В конце концов, лучше было начинать с того, что было хоть немного знакомо.
Он только надеялся, что никто из зверей не нападет на него.

Нюхлер его узнал. Ну, во всяком случае Криденсу так показалось. Когда он приблизился, нюхлер, похоже, только недавно проснувшийся, посмотрел на него. Мгновение Криденс волновался, что тот может снова сбежать, но чем ближе он подбирался, тем сильнее тот тянулся к нему, почти доверчиво. Подойдя совсем близко, Криденс бросил быстрый взгляд в книгу.

— Время кормления: восемь часов — двести грамм болотного сена, четырнадцать часов — триста пятьдесят грамм лунглины, двадцать часов — двести грамм гинглерских бродилок, — читал он вслух, моргая в замешательстве и поглядывая на нюхлера, будто зверь мог объяснить ему, что именно надо делать. Но тот просто смотрел на него, и тогда Криденс вспомнил очень важную деталь. — Да я даже не знаю, сколько сейчас времени.

Услышав это, нюхлер внезапно исчез в своей блестящей пещере, полной золота и серебра — Криденс умудрился до сих пор не заметить её, — а затем так же внезапно появился с хорошо знакомыми карманными часами в лапке.

— Эт-то мои часы! — произнёс Криденс, заикаясь, и забрал их, смущенно глядя на нюхлера. — Когда ты успел снова украсть их?

Нюхлер не ответил.

Фыркнув — ну хоть не совсем рехнулся — Криденс взглянул на часы.

— Уже половина третьего, — пробормотал он и закусил губу, — Тебя уже полчаса как надо было покормить. — Взглянув снова в книгу, он нахмурился. — Триста пятьдесят грамм лунглины. — Они помолчали. — Ещё бы знать, что это такое.

* * *


Спустя примерно семнадцать приступов паники, а также три почти смертельных случая, когда очень страшные существа были очень близки к тому, чтобы на него напасть (Один из них назывался «каппа». Криденсу пришлось нацарапать своё имя на огурце и бросить его в животное, чтобы быть уверенным в том, что то не убьёт его в мгновение ока), он наконец позаботился о каждом существе, упомянутом в книге и отмеченном на карте.

Кроме одного.

По-видимому, его звали Дугал, и он был демигайзом, которые выглядят как голубые обезьяны и умеют становиться невидимыми по собственному желанию. Вроде, всё понятно, но как он должен искать невидимую обезьяну?

— Д-дугал? — звал он, шагая сквозь лес, прижимая книжку к груди и удерживая корзину с незнакомыми красными растениями, которые, по-видимому, были любимым лакомством Дугала. — Я… я знаю, что немного опоздал… с кормлением, так что… эм-м… — Он остановился, когда добрался до точки, отмеченной на карте, но не нашел никакого животного. — Ты, наверное, невидим сейчас, — сказал Криденс и сжал губы в тонкую линию. — В книге сказано, что ты становишься невидимым, когда чувствуешь угрозу. Я… Я понимаю, честно. Ты не знаешь меня и здесь нет ми-мистера Скамандера, чтобы нас познакомить.

Ничего не произошло, и Криденс вздохнул, опустив взгляд.

— Я немного завидую, — прошептал он, глядя на свои босые ноги, покрытые пылью и грязью, и на закатанные до колен пижамные штаны. — Я тоже хотел бы становиться невидимым, когда пугаюсь. — Странный булькающий звук вырвался у него изо рта — теперь он уже знал, что так звучит его смех — и он поставил корзину на землю. — Но, опять же, тогда бы я всё время был невидим. Я всегда… Всегда боюсь.

Это было правдой. Страх цеплялся за него как клещ, и Криденс не знал, как от него избавиться. Недолгое время, проведённое с мистером Скамандером, позволило ему ощутить, каково это — не быть испуганным. Было в этом странном волшебнике с веснушками и добрыми глазами нечто, заставляющее чувствовать себя невероятно защищённым, будто ничто не могло навредить ему, пока тот был поблизости. Здесь, в чемодане, мистер Скамандер дал ему надежду. Надежду, что так будет всегда. Возможность того, что ему никогда больше в жизни не придётся бояться. А теперь его нет. Мистер Скамандер пропал, и страх Криденса вернулся.

Сделав глубокий вдох, он покачал головой и шагнул назад, подальше от корзины.

— Я просто оставлю это здесь, чтобы ты мог поесть, хорошо? — позвал он в последний раз, высматривая хоть малейшее движение. — Я вернусь позже, чтобы забрать корзину. У тебя много времени, мне нужно кое-что сделать.

Он должен найти мистера Скамандера, хотя не имеет ни малейшего понятия, с чего начать.

Когда он отвернулся, то услышал шорох и на секунду остановился, но потом возобновил свой путь. Демигайз приблизился бы к нему, если бы хотел, чтобы его видели. Криденс собирался уважать его желания.

Добравшись до хижины, он вытерся пижамной курткой, счистив грязь с ног. Потом он их обязательно помоет, но сейчас у него не было времени для того, чтобы нормально почиститься. Скользнув в свою одежду и ботинки, Криденс направился к лестнице, ведущей в обычный мир, твёрдо решив найти мистера Скамандера и спасти его, во что бы тот ни впутался.

Однако, когда он открыл чемодан, то нос к носу столкнулся с держащим чемодан на коленях толстым усатым мужчиной. Мгновение ничего не происходило, а потом мужчина свалился в обморок и чемодан упал на пол.

Почему-то Криденс сомневался, что это хорошее предзнаменование.


Невероятная пара

Криденс — суровый парень, Джейкоб — добрейшее создание (сразу после Ньюта, конечно).
Под прикрытием. Миссия: спасти доброго волшебника и не стать хорьками.
Любовь с первого взгляда. Криденс как третий лишний. Во что Ньют ввязался?



Криденс совсем запутался.

Он не мог описать по-другому ощущение от ситуации, когда приходится сидеть рядом с бессознательным человеком и махать, нагоняя ему в лицо прохладный воздух в надежде, что тот очнётся. В первый момент Криденс подумал, что мужчина умер от сердечного приступа, но, к счастью, грудь того всё ещё вздымалась и опадала. С одной стороны, ему надо было уйти (срочно!), но с другой — не бросать же несчастного здесь. Он даже представить себе не мог, каково было открыть чемодан и увидеть высовывающуюся из него голову совершенно неподготовленному, как это… магглу? Да, магглу.

— Ну же, мистер, — пробормотал он, остервенело размахивая газетой.

Мужчина наконец шевельнулся. Веки затрепетали, он застонал, медленно садясь, и Криденс легко похлопал его по плечу.

— У меня был странный сон, мужик, — пробормотал тот и почесал макушку, открывая глаза и встречаясь взглядом с Криденсом. На мгновение повисла неловкая тишина, и лицо мужчины побледнело еще больше, а губы растянулись в очень неловкой улыбке.

— Ха!

Криденс моргнул, а мужчина, казалось, собрался снова упасть в обморок, но на это не было времени. Честно говоря, за всю свою жизнь Криденс не ударил никого (кроме себя), но если когда и пора отвесить оплеуху, так сейчас было самое время. Это сработало, мужчина снова пришёл в себя и немедленно попытался отползти от Криденса.

— Т-ты в-вылез из… — пробормотал он высоким истеричным голосом, тыча в его сторону пальцем. — Из… Этого не может быть… Но я… Я видел!..

— Послушайте, мистер, — резко сказал он, и был почти шокирован строгостью и уверенностью, прозвучавшими в собственном голосе. — Простите, что напугал вас, но у меня нет на это времени.

Да, у него не было времени. Действительно не было. Прошло более трёх часов с тех пор, как исчез мистер Скамандер, а Криденс до сих пор только и делает, что паникует и тратит время. Прямо сейчас волшебник мог быть где угодно, а у Криденса нет ни единой зацепки… Тот мог умереть, а он… Это всё его вина. Почему он не подслушал, когда эти люди постучались в дверь? Хоть раз его пронырливость могла бы быть полезной. Почему он так долго ждал, когда в первую же секунду, как он взглянул на пустой гостиничный номер, сердце чуяло, что всё это ужасно неправильно? Криденс струсил. Он подвёл доброго волшебника.

— Эй, приятель, — окликнул его мягкий голос, вырывая из пугающих раздумий, и Криденс ощутил тёплое прикосновение к своей руке. — Ты в порядке?

И снова он не заметил, как расплакался… Тело дрожало, зрение расплывалось, а жгучие слёзы текли по щекам, словно царапающие кожу иглы. Мужчина погладил его большими ладонями по плечам и неуклюже промямлил призванные успокоить, но почему-то заставившие только сильнее разрыдаться слова.

— Всё будет хорошо, — сказал он. Сморгнув очередной поток слёз, Криденс смог разглядеть размытые очертания улыбающегося лица.

С губ сорвался всхлип, слишком громкий даже для его собственного слуха, и он заставил себя говорить.

— Н-ничего не будет хорошо… О-он ушёл, они забрали его, и я не знаю, где он! Что мне делать, если он мёртв?! Я… я ничего не знаю о магии, н-но я не могу просто ничего не делать, мне надо… Мне надо…

Тут он понял, что мужчина понятия не имеет, о чём он говорит, но, похоже, ему было всё равно, потому что он помог Криденсу подняться на ноги и, подведя к кровати, заставил сесть. Слишком увлечённый тем, что тёр глаза рукавами, Криденс не замечал, что мужчина открыл свой чемодан, пока перед его лицом не появилось пирожное.

— Профитроль, — сказал мужчина с улыбкой, и Криденс моргнул — смущённо и самую малость раздражённо. — Я бы дал тебе что-нибудь шоколадное, но, боюсь, съел их все сам, когда меня вышвырнули из квартиры.

Не зная, что думать или делать, Криденс очень медленно потянулся за пирожным.

— Спасибо, — пробормотал он, откусил чуть-чуть и с сопением прожевал. Его язык обволокло сахаром, и он застонал от этого вкуса, а все проблемы, казалось, ненадолго отступили. — Это… это замечательно.

Мужчина просиял.

— Рецепт моей бабушки, — сказал он с явной гордостью и похлопал Криденса по плечу. — Всегда помогают мне успокоиться.

Криденс кивнул, наслаждаясь удивительным вкусом чего-то, что мать никогда бы не позволила ему есть… А потом ощутил вину. Что он делает? Ест пирожное, пока мистер Скамандер в опасности? Он ужасный, неблагодарный человек.

— Мне нужно идти, — провозгласил он, поднимаясь, и потянулся за волшебным чемоданом. — Я должен найти мистера Скамандера!

Решительным шагом он направился к двери… И остановился.

— Но я не знаю, где искать.

Криденс сдулся как воздушный шар, его тело клонилось вперед, пока лоб не упёрся в деревянную дверь. Он услышал, как заскрипел матрас, когда мужчина поднялся, а потом его плеча снова коснулась большая тёплая рука.

— Расскажи, что произошло, — тихо сказал тот и улыбнулся, когда Криденс повернулся и посмотрел на него. — Может, я смогу тебе помочь.

— Но ты же маггл, — нахмурился Криденс, смущенный мыслью о том, что незнакомец хочет ему помочь после того, как чуть не умер от сердечного приступа, обнаружив человека внутри чемодана. В самом деле, он должен как минимум бояться, а не сочувствовать.

Мужчина рассмеялся.

— Вот прямо отсюда и начни. Что такое «маггл»?

* * *


В Нью-Йорке бурлила жизнь. Криденс Бэрбоун и Джейкоб Ковальски, представляющие собой довольно странную пару, вышли на улицу с чемоданами в руках и не имея ни малейшего понятия, куда идти. Возможно, не лучший вариант, поскольку Криденс был волшебником, не имеющим связей с волшебным миром, и потому столь же бесполезным как маггл, а Джейкоб был, собственно, именно им. Магглом.

— Итак, магический мир — это что-то вроде подпольной цивилизации? — спросил Джейкоб, когда они без особой охоты двинулись в совершенно случайном направлении.

— Не знаю, — было единственным, что Криденс смог ответить, сжимая ручку чемодана мистера Скамандера как спасательный круг. — Он так и не добрался до этой части.

Тот хмыкнул, потёр шею, и они продолжили путь, погрузившись каждый в свои мысли, пока не добрались до национального банка, и тут Джейкоб внезапно коснулся его руки, вынуждая остановиться.

— Погоди-ка, — сказал он и повернулся к Криденсу, глядя на него широко распахнутыми глазами. — Как, ты сказал, твой парень выглядит?

Криденс моргнул, смущенный вопросом.

— Он… Э-э… Высокий, — пробормотал он, воскрешая мистера Скамандера в воображении: пёстрого и яркого, с доброй улыбкой на губах и прямым светлым взглядом. — Худой, волосы рыжие и лохматые, и у него веснушки, голубые глаза и очень длинные ресницы… — Джейкоб уставился на него, и Криденс понял, что его унесло, и почувствовал, что краснеет. — Он носит костюм: желтовато-коричневый жилет, тонкий галстук-бабочку, белую рубашку и синее…

— Пальто! — закончил за него Джейкоб. Карие глаза расширились ещё больше. — Синее пальто, и это его чемодан, да? Я видел его недавно. Я был здесь, чтобы получить кредит на свою пекарню, и он вёл себя очень странно, как будто что-то искал, и даже столкнулся со мной. Он забыл яйцо, и я вернул его ему, а потом он просто исчез.

Криденс помнил очень хорошо тот день, митинг, когда он показал мистеру Скамандеру листовки, а тот сбежал в банк.

— Он искал нюхлера. — Мужчина бросил на него непонимающий взгляд. — Неважно.

Как бы ни была интересна эта информация, она не поможет найти мистера Скамандера. Им нужна какая-нибудь подсказка, пока не станет слишком поздно, и не останется ничего, кроме мёртвого тела. Подсказка, которой у них нет. Сердце Криденса замерло от этой мысли: кожа заледенела, и страх пронзил дрожью позвоночник. По крайней мере, он был не один. Было что-то бесконечно утешительное в осознании того, что хотя Джейкоб, будучи магглом, не лучший помощник, но Криденс всё же не в одиночестве. В противном случае он не знает, как долго он смог бы сдерживать мрак.

— Не то чтобы я был в этом экспертом, но думаю: если в Нью-Йорке есть магический мир, должна быть и какая-то магическая полиция, — предположил Джейкоб, и Криденс кивнул, соглашаясь. В этом был смысл. — Может, мы можем пойти в обычную полицию и посмотреть, нет ли там кого немного странного, у кого можно попытаться осторожно спросить, не знает ли он, где находится полиция магическая. Я имею в виду, если они что-то вроде… э-э… маггловской полиции, они должны быть заинтересованы в том, чтобы выручить одного из своих от похитителей.

Они обменялись скептическими взглядами, но молча согласились, что это лучший вариант, какой у них есть.

Однако далеко идти не пришлось.

-… считаете, что новые салемцы могут представлять реальную угрозу? — шепнул один человек другому, и Криденс сразу же схватил Джейкоба за руку и потянул в ту сторону, прислушиваясь к разговору.

— Ни в коем случае. Номажи едва ли обращают внимание на то, что эта фанатичка говорит, — ответил второй и усмехнулся. — Ей бы захватить волшебника и заставить его колдовать перед аудиторией, тогда бы её слушали. Мне прям хочется, чтобы она попыталась… Не будь это против законов МАКУСА, я бы трансфигурировал её во что-нибудь симпатичное. Из неё бы вышел очаровательный хорёк.

Мужчины — волшебники — засмеялись, а Криденс с Джейкобом внимательно смотрели на них, едва заметно улыбаясь от осознания того, насколько им повезло. Можно было бы идти за ними, но если те не направляются в магическую полицию, это будет пустой тратой времени. Придётся в ними побеседовать. Обычно Криденс никогда не разговаривал с незнакомцами — по крайней мере, по своей воле. Он слишком боялся людей, чтобы заговорить с ними, сейчас речь шла не о нём, речь шла о мистере Скамандере, и ради него надо было быть храбрым.

— Из-извините меня, господа, — пролепетал он, и колдуны так резко остановились, что он едва не врезался в них. Они обернулись, таращась на него, и он увидел, как один из них потянулся под пальто.

Криденс сглотнул.

— Э-э, меня зовут Гумберт, — начал он с фальшивым акцентом, плохо подражая произношению и манере говорить мистера Скамандера, и заставил себя улыбнуться. — Гумберт Нюх… Нюхлертон. Я проделал долгий путь из Норвегии, и я не могу найти полицейский участок для… таких как мы. Если вы понимаете, о чём я.

Мужчины, кажется, немного расслабились, подозрение в их глазах не исчезло, но значительно уменьшилось.

— О, понятно, — наконец сказал один из них и приподнял шляпу. — Знаете, где Вулворт-билдинг? — Криденс яростно закивал. — У крайней слева двери стоит страж с совой на рукаве. Покажите ему свою палочку, и он вас впустит. Мы разделяем пространство с номажами… Не то чтобы они в курсе.

После этих слов мужчины снова рассмеялись, и Джейкоб смеялся вместе с ними, пока они оба не заметили, как фальшиво это звучит, и смех не иссяк.

— Благодарим за помощь, — быстро сказал Джейкоб, и они, не оглядываясь, поспешили к Вулворт-билдинг. — А мы везучие ребята! Что насчёт палочки? У тебя есть?

Взгляд, которым Криденс его одарил, казалось, говорил сам за себя. Прижав чемодан к груди, он попытался больше не впадать в панику, но сердце всё равно бешено колотилось. Они собираются сделать это. Они идут в магическую полиции. Он не должен бояться, он же волшебник, верно? Но всё же… Криденс не был настоящим волшебником. У него не было палочки, и он не умел превращать людей в хорьков. Криденс был таким же магглоподобным, как и те, от кого он сбежал… Ох, ведь…

— У мистера Скамандера есть, — пробормотал он и резко остановился у ближайшего переулка. — Не припомню, чтобы он брал её с собой.

Джейкоб чуть не прошёл мимо него, сделал забавный пируэт, заметив это как раз вовремя, и засеменил следом, когда Криденс поспешил в переулок. Опустив чемодан, он открыл крышку и спустился вниз так быстро, как только мог.

— Думаю, я просто подожду здесь, — услышал он голос Джейкоба, прежде чем убежать в волшебный лес в сторону кухни. Облегчение затопило его, когда он увидел палочку волшебника лежащей на столике, и он быстро подошёл и схватил её. С ней человек из магической полиции впустит его внутрь. Но как быть с Джейкобом?

— Нашёл? — спросил тот, стоило только Криденсу выбраться из чемодана и, закрыв крышку, подхватить его. Лицо его снова раскраснелось, и он чувствовал, что слегка вспотел от только что совершённой быстрой пробежки. Но он смущённо улыбнулся Джейкобу и торжественно показал добытую палочку, после чего спрятал её в рукав, и они наконец отправились в сторону магической полиции.

Всю дорогу до Вулворт-билдинг Криденс размышлял над тем, что делать, если охранник захочет увидеть палочку Джейкоба. Может, стоило захватить какую-нибудь ветку из волшебного леса? Но он ведь заметит, да? Палочка мистера Скамандера была немного похожа на ветку… Криденс чувствовал на ней неровности и был уверен, что это следы зубов.

Чем ближе они подходили к Вулворт-билдинг, тем больше людей было вокруг — мужчины в костюмах, женщины в красивых платьях, дети, бегающие повсюду туда-сюда. Плечи Криденса внезапно поникли, и он придвинулся чуть ближе к Джейкобу, и они направились к двери слева, где, как и говорил тот мужчина, стоял охранник со значком на рукаве.

Сейчас Криденс был бесконечно благодарен за то, что Джейкоб с ним.

Когда они приблизились, охранник взглянул на них, и Криденс ощутил, как по спине сбегает пот. Дрожащими руками он вытащил палочку, показывая её магу. Тот кивнул и открыл дверь, позволяя ему войти, но через секунду остановил Джейкоба. Сердце Криденса пропустило удар.

— У меня украли, — быстро солгал Джейкоб, глядя большими глазами на охранника. — Поэтому мы и пришли.

Криденс почувствовал, как затряслись колени, и крепче перехватил ручку чемодана, потому что ладони начали потеть. Наконец охранник кивнул и впустил Джейкоба. Тот тоже выглядел бледновато, но успокаивающе улыбнулся Криденсу, когда приблизился. В этот момент тот понял, как Джейкоб рискует, помогая ему — совершенно незнакомому человеку. В ближайшие минуты их могут превратить в лягушек, ему с того нет никакой выгоды, и всё же… Он рядом.

Криденсу потребовалась вся сила воли, чтобы снова не поддаться жгущим глаза слезам. Вместо этого он кивнул Джейкобу, который кивнул в ответ, и они пошли в большой зал, поднимаясь по лестнице — всё медленнее и медленнее, ошеломленные открывающимся всё шире видом золотой красоты помещения.

Ведьмы и волшебники сновали туда-сюда через холл, исчезали в небольших лифтах, где стояли в ожидании совсем маленькие люди с длинными носами. Другие топтались в очередях перед столами, к одному из которых, как можно было предположить, придётся подойти, чтобы сообщить о похищении мистера Скамандера.

— Это прекрасно, — вздохнул Джейкоб, и Криденс был решительно с ним согласен.

Они собирали встать в случайную очередь, когда одетая во всё розовое женщина чуть не натолкнулась на них, слишком поздно оторвав взгляд от бумаг в своих руках. Джейкоб подхватил её и придержал за плечи, а Криденс рванулся собирать упущенные листы, потому что женщина удивлённо ахнула и всплеснула руками.

— Осторожнее, — сказал ей Джейкоб и улыбнулся, отпуская, а она распахнула глаза и вдруг широко улыбнулась, будто просияв.

Когда Криденс, собрав все бумаги, протянул их ей, то обнаружил, что они всё ещё смотрят друг на друга и улыбаются.

— Спасибо, — прошептала она.

Это был не первый случай, когда он оказался неловким наблюдателем, но сейчас он был гораздо менее терпелив, поскольку из-за всего этого перед ними заняла очередь какая-то старушка. Мистер Скамандер мог быть сейчас где угодно… Его могли пытать, держать в заключении или… Или он мог в полном одиночестве истекать кровью неизвестно где. Или их могут поймать. Что делают волшебники со знающими о них магглами, стоящими посреди магического полицейского участка? Ему не следовало брать с собой Джейкоба. Может быть, стоит положить бумаги этой дамы на пол и встать уже в очередь, чтобы наконец найти помощь для мистера Скамандера?..

В этот момент светловолосая женщина резко обернулась, уставившись огромными глазами прямо на Криденса.

Он в ужасе вздрогнул, чувствуя, как под её взглядом кровь отливает от щёк. У неё не было причин так смотреть на него, кроме… Но этого же не может быть, так? Эта женщина не может читать его мысли.

— Вы должны уйти, — прошептала она и забрала бумаги из его рук. — Они вас арестуют, если вы спросите о своём друге, а у него будут ещё большие проблемы.

Сердце Криденса перестало биться на пару секунд, когда он понял, что она сказала.

— Он… Он арестован? — выдохнул он, чувствуя, как немеет всё внутри. Арестован. Его не похитили. Это была магическая полиция, которая просто ни за что забрала его. Но почему? Что он такого сделал? Ведь он просто живёт в своём чемодане с этими странными животными, он не мог сделать ничего плохого.

— Твоего друга заметили во время происшествия в национальном банке. По-видимому, он с помощью магического существа пытался ограбить хранилище, — пробормотала она, и Криденс немедленно затряс головой.

— Нет, нет, они всё не так поняли… Нюхлер просто любит блестящие вещи. Если что мистер Скамандер и делал, так это пытался помешать ему ограбить банк, — отчаянно объяснил он с нотками паники в голосе. Сердце Криденса сжалось при мысли о том, что мистера Скамандера арестовали из-за глупого недоразумения. Неужели за это они бросят его в тюрьму? — Мне нужно поговорить с полицейским и рассказать…

— Нет-нет-нет! — прошептала она и схватила его за руку, прежде чем он успел убежать. — Если узнают, что он втянул в это двоих номажей, то он столкнётся с гораздо большими проблемами.

— Но…

— Сейчас он может отделаться штрафом, — сказала она и накрыла его руку своей, сочувственно глядя на него. — Но если объявитесь вы двое, это будет… —
Её голос стих, а глаза расширились, и она повернула голову в сторону.

Криденс нехотя проследил за её взглядом.

Всего в нескольких футах от него стоял высокий мужчина в чёрном.

Мистер Грейвз.
запись создана: 11.03.2017 в 18:17

Вопрос: .
1. прочитал  3  (100%)
Всего: 3

@темы: ГП, мехоутка, спорт, я знаю больше, чем полтора языка